Д. М. Кузьменков, полковник запаса,

кандидат технических наук, старший научный сотрудник.

ЗУБОВ ОБЛАДАЛ НЕЗАУРЯДНЫМ ВНУТРЕННИМ ВИДЕНИЕМ ОКРУЖАЮЩЕГО НАС МИРА

С Владимиром Ивановичем я впервые встретился в 1951 г. в Университете, когда поступил на математико-механический факультет после военной службы на Балтике. Из матроской среды - в студенческую. Как говорится, «с корабля - на бал». У меня много было трудностей, когда я встретился с Владимиром Ивановичем. Он учился на втором курсе. Жили мы в одном общежитии. Владимир Иванович много уделял мне внимания в усвоении азов высшей математики. Учил, как надо конспектировать, как готовиться к экзаменам. Особенно подчеркивал традицию мат. меха: экзамены - без шпаргалок.

Далее события нашей студенческой жизни шли последовательно своим чередом: учеба, общественная работа, культурно-массовые мероприятия, женитьбы и забота о семье. Владимир Иванович женился раньше меня. Когда у меня родился сын, Владимир Иванович уже имел двоих. Жили мы с ним в общежитии на одном этаже. Он мне передавал свой опыт по уходу за детьми: как надо их воспитывать, чем подкармливать, где доставать продукты детского питания и многое другое. Мы не забывали во времена студенческой жизни и о культурно-массовых мероприятиях: проводили студенческие вечера с их веселыми и романтическими песнями.

Вечерние и ночные прогулки по набережной Невы. И, конечно же, беседы с Владимиром Ивановичем о жизни, которые были поучительные и познавательные.

С первой встречи с Владимиром Ивановичем у меня возник вопрос: как он, совершенно незрячий, живет полноценной жизнью? Но потом понял, что он обладает незаурядным внутренним видением окружающего нас мира. Отсутствие визуального восприятия окружающей среды у него компенсировано обостренными ощущениями осязания, слуха и волновых колебаний, отражаемых предметами. Особенно Владимир Иванович имел развитую память в отображении динамики текущих событий. Он мог самостоятельно приезжать на трамвае с общежития на факультет. Свободно ходить по зданию факультета. Он самостоятельно ходил в магазины, в аптеку и в пункт детского питания за молоком и кефиром.

После окончания мной Университета я работал в г. Ногинске. Владимир Иванович приезжал в нашу организацию для обсуждения тематики совместных работ, которые потом и продолжались под его научным руководством и консультациях в применении новейших прикладных математических методов с применением электронно-вычислительной техники.

В середине 50-х годов, когда кибернетика перестала быть «лженаукой», началось усиленное развитие прикладных математических наук, в разработку которых большой вклад внес Владимир Иванович Зубов. Его работы приобрели широкую известность как у нас в стране, так и за рубежом. Этот период характеризуется бурным развитием прикладных наук и технических средств в оборонной промышленности, во всех видах Вооруженных Сил: в Армии, Авиации и на Флоте. При разработке и создании автоматически управляемых космических средств и летательных аппаратов, управляющих автоматов и автоматизированных систем управления широко применялись математические исследования Владимира Ивановича Зубова.

Последняя моя встреча с Владимиром Ивановичем Зубовым происходила в конце 1999 года за дружеским столом. Владимир Иванович был скромен и воздержан в принятии яств и напитков. Физически он был бодр и жизнерадостен. Ничто не предвещало о когда-либо возможной в ближайшие годы его кончине. Он вообще был большой оптимист и жизнелюб. Наша беседа имела широкий спектр обсуждаемых вопросов: об истории, о жизни, о политике и даже о проблеме поднятия утонувших атомных подводных лодок.

Владимир Иванович подарил мне тогда сборник своих трудов: «Стихотворения. Сонеты. Завет ушедших поколений» с автографом. Его лирика созвучна лирике русских классиков. От нее веет нежной российской грустью ушедшего детства и юности. «Завет ушедших поколений» - это философский трактат, определяющий связь библейского учения с научным мировоззрением, основанным на анализе явлений природы. Подаренный мне Владимиром Ивановичем сборник является одной из моих настольных книг. Поскольку я нахожусь на заслуженном отдыхе и большую часть времени связан с природой, то этот сборник помогает мне познавать философский смысл жизни и окружающего нас мира.

В нашей последней встрече мы не забыли поговорить и о политике, хотя и до этого, начиная со студенческих лет, наш политический курс был правильным. Мы шли в ногу со временем, изучая философию марксизма-ленинизма, и верили в «Светлое будущее». Затем произошла переоценка ценностей, особенно после разоблачения Н. С. Хрущевым культа личности.

Однако наука и практика занимали все наши мысли вплоть до бурных событий августа 1991 и октября 1993 годов. Владимир Иванович с пониманием отнесся к моему непосредственному участию в этих событиях. Конечно же, все новое рождается в муках, как учила нас марксистская философия. Вот и у нас появились новые трудности. Можно осуждать последствия тех или иных событий, но нельзя приостановить ход развития общества в целом.

Обменивались мы мнениями и о политике, уже ушедшей в историю и оставившей после себя кровавый след. Это послереволюционный период, когда рушились храмы и Русская Святыня. Делалось все с размахом. Рушить, так рушить основательно и до основания, а затем, спустя десятилетия, слава Богу, одумались и начали восстанавливать.

Владимир Иванович был интересным собеседником. В оценке политических событий у нас было полное взаимопонимание. Встречи и беседы с ним не забываемы.

Память о Владимире Ивановиче сохранится в наших сердцах, а его научные труды переживут века.

<--previous | next-->