Г. Г. Меньшиков, доктор технических наук, профессор,

зав. кафедрой факультета ПМ-ПУ СПбГУ

СТУДЕНЧЕСКИЕ ГОДЫ С ВЛАДИМИРОМ ИВАНОВИЧЕМ ЗУБОВЫМ

Получив в июле 1949 золотой аттестат, я без экзаменов был принят на математико-механический факультет Ленинградского университета. Согласно моему заявлению, меня приняли на математическое отделение. Перед занятиями недели три поработал на восстановлении общежития на Мытне. И вот начались занятия.

Именно тогда я познакомился с человеком, который занял особое место в моей дальнейшей жизни - Владимиром Ивановичем Зубовым. Университет охотно давал приют незрячим студентам. Товарищем в беде Володи был Ваня Пасечник (впоследствии профессор Тульского университета).

Мне и, я уверен, сокурсникам, Володя Зубов явился высочайшим примером присутствия духа. В нём была и есть истинная крепость. По-разному мы учились. Большинство из нас были подготовлены математически неплохо. Мне кажется, всё же, что в основном воспринимали мы науку как продолжение школьного учения. Зубов же воспринимал всё это иначе и получал от наших преподавателей гораздо больше нашего. Если вначале его выделяла из нас беда со зрением, то затем всеобщее уважение стал вызывать его мощный умственный потенциал.

Ну, и немало уважения добавила изрядная физическая сила, которой обладал Володя. Например, один из наших товарищей, Юрий Шустов, чтобы «накачать» кисти рук, носил с собой мячик и терзал его. Володя попросил, Шустов дал. Что же произошло? Неожиданно для обоих Зубов раздавил несчастный мячик.

В той же группе училась с нами девушка с лучистыми глазами - Шура Хитрина. Совершенно неожиданно для нас осенью на втором курсе мы узнали о свадьбе Володи и Шуры.

Учились мы вместе только 2 года. Третий курс неожиданно для нас Володя совместил с четвёртым и закончил Университет в 4 года. Шура (теперь профессор Александра Фёдоровна Зубова) прошла вместе с ним эту нелёгкую дорогу, также за 4 года окончив университет. Через два года этот подвиг повторил В. И. Чернецкий, впоследствии друг и помощник Владимира Ивановича, профессор.

Я думаю, что на 4 и 5 курсах вместо студента Зубова на факультете учился аспирант Зубов. Точно так же, как затем в аспирантуре учился фактически кандидат наук Зубов. Давным-давно профессор В. И. Зубов достиг уровня действительного академика. Что же Академия? А ничего. Вспомним, что великий Менделеев остался, не оценённый Академией, точно в таком же положении члена-корреспондента, что и наш Владимир Иванович.

Но что же я? В конце второго курса у меня и моего друга Игоря Миронова созрело решение пойти учиться на кафедру дифференциальных уравнений, которую тогда возглавлял Николай Павлович Еругин. И доцент Николай Михайлович Матвеев, читавший общий курс, и блестящий доцент Виктор Петрович Басов, ведший практические занятия, очень приветливо приглашали нас. Их дружественная позиция к студентам (чего не наблюда лось со стороны других кафедр) тоже сыграла свою роль. По совету Н. М. Матвеева я солидно позанимался летом и подготовился, в частности, по теории функций комплексной переменной. Но осенью 1951 все эти соображения смело появление кафедры вычислительной математики на факультете (примирили меня и большинство назначенных на эту специализацию сокурсников весьма повышенная стипендия, разговоры об электронных счетных машинах, ну и не очень уверенная «агитация» со стороны членов новой кафедры).

Я пишу об этом, чтобы обосновать примечательный тезис: именно Николай Михайлович «соблазнил» Володю Зубова дифференциальными уравнениями, и, следовательно, факультет ПМ—ПУ имеет право считать Н. М. Матвеева дедушкой. И еще я хотел отметить исключительное дружелюбие тогдашней кафедры дифференциальных уравнений по отношению к студентам. Думаю, что это повлияло на дальнейшую шлифовку характера Владимира Ивановича.

В. И. Зубов, со слов И. Л. Миронова (а ему рассказал Зубов), вначале хотел заниматься алгеброй. Разговоры велись с профессором Д. К. Фадеевым, читавшим общий курс алгебры. Но что-то там не заладилось. Скорее всего (но это моя догадка) Дмитрий Константинович в то время ориентировался на Гену Смирнова; человек с незаурядными способностями, прекрасный товарищ, красавец, умер от рака мозга летом 1953 года. А Зубов, занявшись дифференциальными уравнениями, сумел в них найти приложение своим алгебраическим изысканиям. Видимо, через год, на третьем курсе В. И. Зубов прочно обосновался на кафедре дифференциальных уравнений.

Как бы то ни было, если Н. М. Матвеев так много времени уделил нам с Игорем, то тем более он постарался завлечь на свою кафедру Володю Зубова.

С осени 1951 наши дороги с В.И. стали расходиться. Но он постоянно проявлял ко мне дружеский интерес - в разных качествах.

А в 1954 я окончил факультет по кафедре вычислительной математики.

<--previous | next-->