А. И. Корешкин, профессор кафедры национальной безопасности СПбГТУ,

академик ПАНИ, член Союза писателей России

ВОСПОМИНАНИЯ О ВЛАДИМИРЕ ИВАНОВИЧЕ ЗУБОВЕ

С Владимиром Ивановичем я познакомился в 1981 году. Слава о нем как о крупнейшем математике и талантливом организаторе научных коллективов была известна и за пределами «математических кругов» - на кафедрах и в лабораториях медико-биологического и психолого-физиологического профиля Университета и других учреждений Ленинграда. К знаменитому профессору я пришел с надеждой заинтересовать его результатами (и планами) своих исследований и получить поддержку.

К этому времени мною была завершена работа, написана диссертация на тему о критериях и закономерностях адаптации человека. Усилиями весьма агрессивных «оппонентов» из известных в городе кланов «малых этносов» на протяжении почти 10 лет мне препятствовали защитить мою диссертацию. Препятствовали продолжению исследований, увольняя с работы по малейшему поводу. Часто находился во «взвешенном» состоянии и «нокаутированном» состоянии.

Один из аспектов моих исследований - количественные критерии развития процесса и состояния адаптации (привыкания) и деадаптации (отвыкания) - был связан с вопросом прикладной математики. Владимир Иванович проявил редчайшую проницательность в научную сущность проблемы; прикладную актуальность и теоретическую значимость обоснования количественных критериев - оценок адаптации - деадаптации. А позже - оценок демографического потенциала общностей. Он посоветовал в том и другом случае опираться на «теорию меры» и предостерег от «скороспешных оценок» типа той, которую я попытался вывести на основании «правила перемножения» дефицитов демографического потенциала.

В моих представлениях Владимир Иванович сохранился как выдающийся ученый-государственник, патриот, с редчайшим душевным обаянием русского интеллигента. Он хорошо знал историю нашей страны с периодами ее бед и успехов, нелегкого крестного пути. В одной из бесед справедливо говорил о заслугах монастырей и РПЦ в развитии русско-славянской цивилизации.

Пожалуй, не ошибусь, если скажу, что он обладал редким, Божественным даром тонко различать добро и зло, события света и тьмы. В особенности, когда эти события в русской действительности «перестройки» и «реформ» становились все более горестными. Давал четкие лаконичные, нелицеприятные характеристики злым и нечестным. На деле это редко. В оценках превалировала доброта, большое «внимание делам».

Особое внимание заслуживает духовно объединительная черта характера Владимира Ивановича, притягательная сила личности, всего психологического облика его. Он и может быть плодом приобретенного опыта, но опыта, несомненно, опирающегося на природный дар. Именно это объединяло и стягивало весь коллектив нашего факультета, заряжало энергией творчества. После бесед с Владимиром Ивановичем я всегда уносил заряд обновленного, положительного тонуса. В событиях «кипучей» русской действительности он умел выделить оптимальное и благостное, что передавалось каждому, кто общался с ним. Ветеранов факультета прикладной математики, в чем убедился я, работая в совете ветеранов СПбГУ, Владимир Иванович выделял особо.

<--previous | next-->