А. П. Смирнов,профессор физико-технического института РАН им. Иоффе,

УДИВИТЕЛЬНЫЕ ВСТРЕЧИ

В мире науки очень отчётливо проявляется индивидуальность личности, независимо от того, какой областью знаний занимается человек. Зайдите на любой семинар, посвящённый определённой теме. И вы с удивлением услышите, что каждый постарается высказать «своё мнение» по изучаемому вопросу. Действительно, сколько людей, столько и мнений. И, как правило, трудно установить, с чем связана эта особенность человеческого сознания и мышления: то ли с многозначностью используемых терминов и понятий, то ли с особенностями в логике мышления, то ли в запасе знаний для формирования того или иного суждения, то ли с неполнотой оснований в самой науке. Все эти обстоятельства чрезвычайно затрудняют общение учёных и развитие собственно науки. С такого рода ситуацией встречаешься на семинарах и учёных советах при защите диссертаций, конференциях и конгрессах. И в этом мире - мире науки бывает трудно найти единомышленника, человека, «который тебя понимает».

И вдруг от коллег узнаешь, что где-то есть человек, который прекрасно понимает собеседника, умеет обсуждать широкий круг тем, погружаясь в мир твоих представлений. И с ним наступает прозрение в постижении мучающих тебя проблем. Такая особенность характера принадлежала известному математику, член-корреспонденту РАН профессору Зубову Владимиру Ивановичу. Богато одарённый человек, будучи слепым с юношеских лет, овладел искусством математического мышления и поэтическим мастерством, видел проблемы государственного масштаба, где выход из положения решался прикладной математикой и логикой здравого смысла.

Математика для него была не только орудием профессиональной деятельности в решении прикладных проблем, но и формой логического мышления, отражающей в себе специфику природных явлений. Даже пласты исторических эпох ярко проявлялись в строгой логике его увлекательных рассказов. Встречи с Владимиром Ивановичем были всегда наполнены удивительным колоритом взаимопонимания. Поводом к первой встрече послужил его интерес к материалам Международной Научной Конференции «Новые идеи в естествознании» в 1996 году, где я был председателем оргкомитета. На этой Конференции предложена Программа «Осознание знания» - программа пути выхода физики из кризисного состояния. И при первой же встрече с Владимиром Ивановичем я почувствовал его сильное внутреннее желание разобраться в фундаменте современного физического знания, так как у него самого была неудовлетворённость ситуацией, существующей в физике. Для него физика не представлялась столь же строгой наукой принципов, какой была математика. Удручало, по-видимому, обилие принципов, законов, предписаний и гипотез, которыми руководствовались физики для витиеватых объяснений даже простых явлений, обречённых физикой лишь на вероятностный фактор исхода. И даже в публичных лекциях он выступал с критическими замечаниями по поводу интерпретации некоторых законов, принятых физиками в качестве фундаментальных. Именно на этой почве и возникло наше взаимопонимание.

Феноменологический характер современной физики, не дозревшей до аксиоматической науки принципов, не отвечал той строгости, которую несли математика и философия здравого смысла. Физика, призванная установить общие фундаментальные законы бытия, своими действиями разрушала убеждение о единстве Мира и его законов. И Владимир Иванович сразу же понял и разделил наш скепсис в современной трактовке фундаментальных законов динамики, законов Галилея-Ньютона.

В арсенале современной теоретической физики отсутствует закон, отражающий фундаментальное свойство действительности - взаимодействие, взаимосвязь в структуре причина-следствие в той форме, в которой она проявляется в Природе. Такая ситуация в науке сложилась вследствие запрета в своё время инквизицией чтения «Диалогов» Г. Галилея, установившего принципы динамики процессов, и неверными переводами и трактовкой очевидных аксиом и законов И. Ньютона, которые и раскрывают сущность реальных процессов. Имея колоссальный опыт внедрения научных результатов в сознание человека и практику, Владимир Иванович по нимал, сколь трудным будет путь осознания и переосмысления накопленного знания научным сообществом. И было решено начать эту миссию с чтения совместных лекций на эту тему...

Чрезвычайно интересными и взаимно полезными были обсуждения содержания предмета самой математики. Владимира Ивановича давно волновала проблема дискретности и континуальности в математике, в частности, суть спора И. Ньютона и Г. Лейбница о флюксиях и бесконечно малых, который привёл к созданию интегрального исчисления. Он внутренне чувствовал, что здесь лежит разрешение важного момента в познании Природы. И какова же была его радость, когда я поделился результатами исследований. Оказалось, что человеку присуще свойство воспринимать только факты, и эта конкретность может быть описана с высокой точностью дискретной математикой конечных дискретных множеств, если учитывать не только меру произошедшего, но и меру оставшегося ресурса в эволюции системы. И тогда описание любых процессов оказывается универсальным.

Но такая возможность возникает только тогда, когда математика используется по своему прямому назначению операционной науки, то есть науки об операциях с объектами, а не для описания самих объектов. В основу же математического описания реальных процессов должны быть заложены принципы взаимосвязи, взаимодействия в той форме, в какой они проявляются в действительности.

И вот здесь-то и выяснилась суть происхождения сложившейся в науке кризисной ситуации. Физика как наука о Природе должна была изучать и описывать законы движения, анализировать, что за чем следует, ибо «Мир дан в движении». Но физика стала познавать структуру Мироздания, то есть изучать, что из чего состоит, то есть «состояния», структуру «состояний», а процесс рассматривала как «последовательность состояний». И на это поприще она увлекла и математику, поручив ей описывать объекты, а не операции с объектами. Стало понятно, что и физика и математика должны изучать другой предмет - закономерности процессов, познавая логику причинно-следственных взаимосвязей. И на этом пути открываются гигантские возможности в описании естественных процессов, нелинейности, эволюции реальных систем.

И я почувствовал, как в отрывочных мыслях Владимира Ивановича пронеслась лавина проблем, которые могут быть решены, если встать на эту позицию.

«Надо начать с общеинститутских семинаров по этому направлению исследований, привлечь всех сотрудников и преподавателей, а потом и студентов»...

Отблески заходящего солнца искрились в бокалах, наполненных благоуханием крымского вина...

<--previous | next-->