В. П. Яковлев, специалист по фитотерапии

О КОЗАХ, БЕРЕЗАХ, ВИШНЯХ И ЕЩЕ КОЕ О ЧЕМ

Приехал 2-го мая вечером, озябший, уставший, но довольный, с полными сумками лекарственных трав, и особенно стремился быстрее перебрать березовый лист от веточек и скорее разложить его на сушку, кое-что уже было залито прямо на природе спиртом, по рецепту Владимира Ивановича. В отдельном пакете лежала 2 кг свежепойманной корюшки, и предвкушения принятия горячей ванны после холоднющей погоды, и горячей жареной корюшки вызывали благостные ощущения. Взглянул на автоответчик, несколько номеров - прослушал - голоса товарищей, отчет некоторых пациентов, вопросы. И «Здравствуйте, Владимир Павлович, это Зубова Александра Федоровна, если вы хотите попасть в первую часть воспоминаний о Владимире Ивановиче, 4-го мая вы должны сдать текст, можно рукописный, до свидания, с праздником Вас»... Вот и праздник. Вот и корюшка, вот ванна, вот и приятный спокойный отдых на свежезастеленной постели. Вспомнилось, на 40-дневных поминках Владимира Ивановича Александра Федоровна говорила кому-то, что воспоминания можно сдать к сентябрю, и я, успокоенный, что не через месяц, потихоньку записывал в ПК, что вспоминалось.

Что же делать, сесть писать или есть корюшку? Зубов бы, узнав, что я ее ем, прочитал бы интересную лекцию о том, где эта корюшка сейчас водится, что потребляет и чем она в конце концов питает нас. Но, даже зная все это, рефлекс коренного питерца и тем более рыбацкого жителя заставляет попробовать ее во всех видах, жареную, маринованную и в ухе. Но, естественно, не так как раньше от пуза, а скорее для галочки, просто договориться со своими рыбацкими генами.

Вспомнился опыт записи рецепта приготовления кулеша, который давал В.И. со всеми подробностями, от которых шло урчание в животе... Протекал он так - достал конспекты бесед, включил ПК и начал подробно переписывать из тетрадки в компьютер все, что касалось его приготовления, как должна развариться крупа, что еще добавить, какой жир, масло, какое мясо и т.д., постепенно начал замечать все нарастающий аппетит, во рту появилась слюна при упоминании о прижаренном лучке, и когда дело дошло до гречи, в которую следует добавить бараньего жира и положить мелко наструганной чуть поджаренной баранины - запись воспоминаний достигла своего апогея и, выключив технику, со словами - так невозможно работать - отправился в путешествие по славному Питеру в поисках мяса. Результат - два дня никакой работы, только доедание полученного продукта, и потом сладкий отдых на диване с различными мыслями, направленными в основном на самооправдание. На сем все закончилось недели за три.

Исходя из негативного опыта на литературном поприще, в данном случае пришлось поступить иначе, зная, что из этого выйдет.

Сел и стал писать, молодые листики березки спокойно сушилась, скоро будет прекрасный чаек с добавкой молодых смородинных веточек. Получится чай, который одновременно очень хорошо очищает печень, гонит соки, и, что самое интересное, как говорил друг Владимира Ивановича известный хирург Углов - пагубно действует на простейших, на лямблии, буквально за три дня полностью избавляя от них организм, а листики и веточки молодых побегов смороды полностью дают суточную дозу витаминов. Причем чаек этот очень прост в приготовлении: положил чуток в термос, залил кипятком и начинай с утра попивать - говорит Владимир Иванович - на русской березе вся наша медицина стоит - приятный запашок смородины щекотит нос, заметно улучшается настроение, появляется прилив бодрости. Сразу чувствуется хороший витаминный заряд, и, по-видимому, утром, когда организм не прочищен, полон всяких токсинов, из-за этого не совсем хорошее настроение. Некоторые восточные учения по утрам даже рекомендуют различные детоксикационные процедуры - вплоть до вызывания рвоты, клизм и т.д.; практикующие знают, что после этого моментально повышается жизненный тонус, настроение улучшается - и тут также береза, по своей сути горькая, а всякая горечь по «Аюрведе» собирает яд в организме, и наступает довольно быстро хорошее самочувствие.

Вспомнилась еще одна беседа, начиналась она с молока и молокопродуктов. Владимир Иванович в своих застольных лекциях, всегда сопровождавшихся питьем различных чаев с поеданием ватрушек, творожников и т.д., все время касался вопросов, чем питается животное, мясом которых и молоком питаемся мы. Раньше он говорил - коровы спокойно паслись и питались на лугах, пили чистую воду, сейчас же в пищу к ним добавляют различные биостимуляторы, анаболики, которые дают огромный прирост мышечной массы, животное стоит в загоне и не двигается, это суть не что иное, как опухоль клетки, животное болеет, жиреет, и мы в итоге попросту принимаем какой-то патологический продукт, который в дальнейшем очень быстро расстраивает работу организма и далее вызывает различные заболевания. Многие сейчас знают, проводились исследования, что вкусовое качество мяса и его действие на организм человека зависит даже от того, в каких условиях и чем забивают скотину, не говоря уже о том, в каких она условиях выросла и особенно чем она питалась.

Взять, допустим козу, как известно, ее мясо и молоко достаточно полезны и являются в ряде случаев лекарством для больных людей; известно, что молоко козы используют для лечения туберкулеза, но опять же знаток заметит, что коза, поедающая веточки ивы или полыни, имеет несколько разный вкус мяса и молока, а, следовательно, и разное их целебное действие. Если в пищу козы практически не входит этого растительного сырья, то и лечебные свойства значительно ослабевают. Вот пример: один раз (XVI век) заболел очень великий человек того времени, а именно, глава одного из могущественных орденов Англии, - рассказывал Владимир Иванович - больному было около 40 лет. Он вызвал знаменитого в то время итальянского врача по имени Джераломо Кардано (который являлся также математиком и философом, известным большинству людей как изобретатель карданного вала), тот прибыл в замок и увидел: на ложе, устланном ценными мехами, возлежал больной человек. Прежде чем назначить лечение, он велел убрать меховые одеяла и заменил спальные принадлежности на изделия изо льна, а далее назначил лечение, прописав употреблять в пищу козье молоко и мясо, причем коза при этом должна пастись в определенном месте и питаться строго определенным растением.

Итог: глава ордена быстро поправился и долго прожил в полном здравии, следуя указаниям знаменитого врача, мало того, он погиб, как настоящий мужчина того времени, на поле боя, защищая свой народ с мечом в руках. И небольшое, но важное дополнение... Ему было тогда 83 года. Вот так то! - хмыкнул Владимир Иванович, попивая чаек. Значит, чтобы долго жить, надо пить козлиное молоко? — спросил кто-то. Не козлиное, а козье - уже затрясся всем телом от смеха великий ученый. Кто-то от смеха над шуткой попроливал на себя чай.

Далее, повествуя, какую пользу можно получить от козы, Владимир Иванович упомянул, что его матушка, покойная Евдокия Михайловна занималась в монастыре лечением*, да так, что со всей России приезжали, и основная ее специализация была - лечение кожных заболеваний неизвестной этиологии, использовала она в своей работе также и очень успешно заговоры, у детишек разные болезни заговаривала. Владимир Иванович, поскольку я занимаюсь фитотерапией, собираю старинные рецепты и т.д., поведал мне некоторые из секретов рода Зубовых, одним из которых был препарат, который предназначался для лечения кожи, а одним из важных компонентов его был продукт жизнедеятельности козы.

И вот, как-то раз, позвонила близкая знакомая, от медицины довольно далекая, и рассказала следующее - бабушка ее - 82 года — лежит, не встает с постели, плохо с ногами, был варикоз, потом тромбофлебит, далее появились язвы и похоже, что уже начинается гангрена - ноги все в незаживающих язвах и начинают чернеть. Давай-ка, попробуем одну штучку - предложил я, и вечером обработали ноги приготовленным снадобьем, завязав, как было указано Владимиром Ивановичем, ровно на неделю; за неделю бабуля стала вести себя более спокойно, стала спать по ночам, видимо, исчезали боли, а когда сняли повязки, то мы просто ахнули... небольшие вмятинки от язв, чистая светлая кожа, и видно, как кровь струится без каких-либо заторов по упругим помолодевшим сосудам. Вот уж поистине живая вода какая-то, как в русских сказках.

При воспоминании о речи Владимира Ивановича, его рассказов, невольно всплывает образ русских сказителей из далекого прошлого, тебя сразу обдает какой-то теплотой, умиротворенностью, его спокойная плавная речь заставляет спокойно мыслить, без каких-то эмоциональных всплесков, злобы, агрессии, и результатом всегда является четкий и правильный вывод. Как-то раз слушал русские сказки, которые исполнялись в сопровождении гусляров, сказка была о Садко, и невольно захотелось, чтобы его плавную речь, несущую огромное знание, всегда сопровождали чарующие звуки гуслей.

И для сравнения. Как-то ветер меня занес в школу риторики, преподавали так называемые знаменитости, и учатся у них знаменитые в наше время артисты, дикторы, дискжокеи, и т.д. по системе Станиславского, т.е. куда не сунься - кругом все знаменито и круто. И я был удивлен, что, рассказывая об искусстве риторики, преподаватель -

молодая, обаятельная Львовна, размахивая руками, читала с листа, что полностью перечеркивают суть преподаваемого предмета, рассказывала, как надо вживаться в образ, учила включать эмоции, переживания (вот, видимо, поэтому и умирают на сцене от переживаний, либо спиваются, либо потом в психушке лежат). Раньше неподготовленного, говорили в той школе, с плохой дикцией ученика называли хамом и просили покинуть класс. А что же мы теперь видим и слышим на радио и телевидении, известно, там происходят конкурсы-отборы, где победитель - человек, у которого благозвучная речь, т.е. должен быть лучший, и должно быть понятно, что и о чем он говорит. А мы что слушаем?

Вывод напрашивается один - нас учат житью-бытью хамы - со слов самих же преподавателей т.н. школы риторики; хочется добавить, видимо, школы современной риторики. Владимир Иванович над такими всегда даже не смеялся, а как-то по своему подсмеивался и сразу переходил на другую тему. Интересно добавить, что не так давно, в христианстве, лицедеев считали двуличными, лживыми и даже был запрет хоронить их на общем кладбище, как и самоубийц.

И в противовес другая школа - основанная на феномене русского певца Ф. И. Шаляпина - эта школа не ставит голос, а возвращает его к изначальному, родному, природному, и всего за несколько занятий, вместо 5-6 лет в других учреждениях. Есть еще просто русские секреты, как и в травках - муравках, так и в работе с голосом!

Многим, бывавшим в доме Зубовых, если задать вопрос, где стоят у них телевизор и радио, задумаются, а потом скажут, что нет таких вещей в доме, и глава семьи строго охранял своих близких от этих проникновений, от засорения мозгов. Это как назойливая муха - Владимир Иванович всегда любил объяснять на доходчивых примерах - зудит, зудит и все равно когда-то добивается, чтобы человека отвлечь от своих дел, и любого, даже очень устойчивого человека, все равно где-то свернет в свою сторону. Поэтому я категорически и запрещаю эти вещи, - повторял он.

И когда все-таки я увидел большой дорогой телевизор в гостиной Зубовых, Александра Федоровна, посмотрев на мое вытянутое лицо, сказала: Вы не удивляйтесь, у нас долго будет жить маленькая внучка, она из Германии, мы ей мультики на видео ставим, на немецком, сказки, - чтобы ничего не позабыла и развивалась в совершенствовании языка.

Вспоминая, как говорил Владимир Иванович, тут же вспоминаешь слова - говор, говорок, а говорил он всегда спокойно, выдержанно, своим особенным говором, всегда внимательно, не перебивая, слушал собеседника (хоть школу слушания открывай). Редко когда можно было услышать нотки эмоциональных переживании, и речь настолько завораживала, настолько околдовывала, что слушатель на всю жизнь проникался тем, о чем повествует Владимир Иванович. Причем речь звучала ненавязчиво, спокойно, с паузами глубокого раздумья, глубокого покоя, тишины, когда слушающий сидит и боится вздохнуть, дабы не сбить с мысли, и чувствуется спокойная, но потрясающая концентрация внимания и чувствуется, что любой, даже самый ярый противник его, посидев немного, станет на века лучшим другом. Вспоминается даже случай, когда некий лидер был в за мешательстве, отправлять ли к Владимиру Ивановичу своих сотрудников, и как бы они потом от него не ушли.

Когда Владимир Иванович давал какую-то информацию, делал выводы, все всегда четко вставало на свои места. Он всегда подчеркивал, что объяснять нужно предмет так, чтобы самая бестолковая домохозяйка поняла, и никогда не бояться повторить сто раз, помня пословицу «Повторенье мать ученья», и чем больше ты объясняешь, тем больше ты сам вникаешь в суть объясняемого.

Но голос, его русский голос, заставил меня даже как-то предположить, что если он будет с юмором выдвигать какую-то, не совсем нужную, и даже заведомо «Барон-Мюнхаузенскую», допустим, для молодых девчушек-студенток, теорию, с довольно серьезным видом, то, несомненно, заставит испытуемых восторгаться правдивости всего того, что излагается.

И не возможно не поверить, т.к. все, что он говорил, всегда было правдой, и, по всей видимости, о таком человеке можно сказать: голос у него от души, или душа поет, а в душе же целый оркестр, как у тех русских певцов, которых он почитал - Ф. И. Шаляпина и Бориса Штоколова.

Вот писал, писал, и наконец-то нашел, как выразить то состояние, которое давал Владимир Иванович, и которое наверно подходит к описанию его голоса...« Вышел от него, иду по Невскому, кругом шум, гам, и даже какое-то состояние, что за дверьми дома Зубовых мир чокнутых, а у меня на душе полная благодать, спокойно текут мысли, охота жить и полон сил».

Так вот и заряжал меня Владимир Иванович.

P.S. Закончил работу. Вышел прогуляться на улицу, пока писал, сильно потеплело, исчез западный ветер, и буквально на глазах распустилась вишня, и я невольно улыбнулся, вспомнив, с каким удовольствием, какой любовью, нежностью и осторожность Владимир Иванович ощупывал как-то по весне эту частицу живой природы, каждую веточку вишни, каждый цветочек, и с удовольствием вдыхал ее запах. Казалось, что его могучие сильные руки могут разрушить это творенье, но этого никогда не случалось, было видно, что он как бы разговаривает с цветком, будто вишня делится с ним знанием, которое потом великий ученый сообщает людям... Ушел Великий Человек, но трудятся его последователи.

*- Мать В.И. Зубова 11 лет прожила в православном монастыре. Примечаение редактора.


<--previous | next-->