Н. С. Едаменко, НИИ ВМ-ПУ имени В. И. Зубова

ОБ УЧИТЕЛЕ

В выписке из зачетной ведомости к моему диплому об окончании ЛГУ значится, что я, Едаменко Николай Семенович, пребывал на математико-механическом факультете с 1/IX-65 г. по 26/Х-69 г. и на факультете прикладной математики-процессов управления с27/Х-69г. no 30/VI-70r. Среди перечисленных отлично сданных экзаменов и зачетов нет теории управления, но есть три специальных курса. К моменту образования нового факультета ПМ-ПУ я был студентом четвертого курса мат-меха и числился по кафедре теории управления. Один из упомянутых спецкурсов нам читал Владимир Иванович Зубов. Хорошо помню первую лекцию. По аудитории легко и свободно двигался человек с красивым умным лицом. Высокий лоб, в углах энергичного рта часто мелькает улыбка, темные странно неподвижные глаза. Плавно и понятно идет доказательство теорем об устойчивости движения, но вот мел в руках держит и записывает формулы другой (это был Владислав Степанович Ермолин). Оригинальный прием, подумал я. В тот момент мне и в голову не пришло, что лекцию читает слепой человек. Об этом в перерыве мне сказал кто-то из однокурсников. Да и как было догадаться! Владимир Иванович точными жестами указывал и безошибочно ссылался на формулы, написанные на доске, широко использовал геометрические образы. Зрячему это представляется непостижимым. Экзамены по военной кафедре я недальновидно тоже сдал на отлично и, подписав распределение в аспирантуру, собирался отлучиться из университета на два года для командования взводом противотанковых машин. Предполагая свернуть за это время научные горы, подошел перед отъездом к Владимиру Ивановичу за напутствием. По дороге от 10-ой линии до 14-ой (Зубова сопровождал кто-то третий) он выяснил, что по месту моей будущей службы (Луостари на Кольском полуострове) вычислительных машин нет, научной библиотеки нет. Ничего, сказал Владимир Иванович, возьми мою книгу и подумай над тремя проблемами. Одна из трех заключалась в исследовании системы уравнений, связанных при ненулевом эпсилон и разделяющихся при эпсилон, равном нулю. Помню слова Зубова: малой силой в науке, в отличие от механики, большой работы не сделаешь. Запомнить-то запомнил, но... Хочу сказать еще несколько слов о семинарах, которые вел Владимир Иванович. Многие выступающие вольно или невольно облекают свои мысли (или их отсутствие) в необычные красочные слова. Зубов снова и снова возвращает докладчика к началу до тех пор, пока не откроется прекрасная или не очень истина, что, конечно, на пользу всем без исключения. В 72-ом вернулся я на факультет (тогда за Смольным собором), где и до сих пор все носит на себе отпечаток мысли и воли своего создателя профессора Зубова.

<--previous | next-->