Л. Т. Тарушкина, В. Т. Тарушкин, факультет ПМ-ПУ СПбГУ

ПАМЯТИ В. И. ЗУБОВА

1. Л. Т. Тарушкина

А. Куратор группы.

В сентябре 1957 года в 12 группу математико-механического факультета ЛГУ в перерыве между практическими занятиями по аналитической геометрии быстро вошел молодой человек в яркой клетчатой рубахе с черными, вьющимися на висках волосами: «Здравствуйте, ребята, как дела? Как проходит практика?» Аналитическая геометрия для математиков и механиков первокурсников была самым трудным предметом. На лекциях нам А. А. Марков читал понятие о точке, давал нам 5—10 определений точки, доказывал их эквивалентность по определенным признакам, с другой стороны, - доказывал их противоречивость. Весь семестр нам давалось понятие точки и прямой, в конце, - отрезка на прямой. Большинство математических понятий в рассуждениях обозначались готическими буквами. Ни о каких конкретных задачах аналитической геометрии речи не было. Это должно было быть на практических занятиях, которые вел Ю. Решетняк. Володя Зубов (его иначе тогда никто и не звал) сразу же определил, какой предмет для нас труден. Анализ нам читал Г. М. Фихтенгольц, практику по не нему вела О. А. Полосухина. Алгебру читал Д. К. Фаддеев, практику вел 3. И. Боревич. Проблем ни с анализом, ни с алгеброй у нас не было. Все понимали все. Первый семестр 12-я группа сдала хорошо (по анализу была одна или две тройки - остальные четверки и пятерки). Так 50 лет тому назад Володя Зубов и курируемая им группа хорошо себя зарекомендовали на математико-механическом факультете. Из этой группы вышли: В. Судаков, Т. Вершик, И. А. Ибрагимов (пришедший туда на втором курсе). На факультете я часто видела В.И. Зубова вместе с симпатичной девушкой в строгом синем костюме. Я спросила: « Кто это?» Отвечают: «Шура» (А. Ф. Зубова).

Б. Консультант в ЦНИИ «Гранит».

В 50-е годы ЦНИИ «Гранит» отличался от всех НИИ хорошо поставленной научной работой: была своя аспирантура, приглашались на консультацию специалисты; но среди них математиков не было. Первых выпускников мат-меха ЛГУ приняли в 1956 г.: А. Бурова, Б. Семенов, Л. Тарушкина. В 1957 г. пришел на работу выпускник мат-меха ЛГУ Б. Коробочкин. Однажды Б. Коробочкин и говорит:

«Несправедливость: среди консультантов нет математиков. Надо попросить, чтобы прислали». Я спрашиваю: «Кто пойдет?» Коробочкин отвечает: «Давай попросим В. И. Зубова». Я ему отвечаю: «С начальством поговорим вместе, а с В. И. Зубовым поговори сам». В те времена директором «Гранита» был Н. Чарин, зам. директора по кадрам В. Шагурин. Оба нас хорошо знали. Мы начинали так: «Хорошо бы, если взяли консультантом с.н.с. НИИММа ЛГУ В. И. Зубова». О том, что он не видит, сразу не сказали. В. Шагурин был своим человеком в доме на Литейном и после визита В. И. Зубова к руководству оформил ему допуск к специальным задачам механики управляемого движения. В. И. Зубов самым аккуратным образом посещал работу в «Граните». Много консультировал, причем всех, кто пожелает. На консультации к нему выстраивалась очередь. Никому никогда не отказывал. Отзывы писал очень краткие. Например, на диссертацию в триста страниц писал две фразы: что сделано, чего достоин. Такие отзывы вначале шокировали. Потом привыкли.

В. Защита докторской диссертации.

Владимир Иванович защищал докторскую диссертацию, состоящую из двух разделов: 1) книга «Методы Ляпунова и их применение», 2) специальные задачи механики управляемого движения. Защита проходила в Политехническом институте на кафедре А. И. Лурье. Впервые я видела диссертацию, где, несмотря на специальный характер приложений, большинство отзывов было из-за границы.

Г. Вручение государственной премии (60-е годы).

Премия вручалась в Белом зале Мариинского дворца. Все выступавшие до Владимира Ивановича благодарили партию и правительство. Дошла очередь до Владимира Ивановича. Он встал и из зала начал с того, что охарактеризовал русскую науку, как передовую науку в мире. Кончил такой фразой: «То, что нас сейчас отмечают - это означает, что мы идем. Куда идем? (Длительная пауза)... Туда, куда надо». И сел. Речь состояла из 3-4 фраз. Я сидела рядом. Когда ему вручили награду и вручающий отошел, я спросила: «Что Вы так речь свою построили?» Он отвечает: «Ты посмотри, как мы живем и работаем в каких условиях. И как у них». Я говорю: «Нас, видимо, больше сюда и не пригласят» Он отвечает: «И не надо».

Д. Рождение дочери Маши.

В. И. Зубов должен был делать доклад на утреннем заседании в ДК (доме культуры) на Полтавской. Утром я зашла за ним - квартира закрыта. Думаю, ушел уже. Прихожу в ДК, его там нет. Руководство ко мне - иди и найди. Стали пропускать другие доклады. Ушла я на Конную (опять на его квартиру). Через несколько часов Владимир Иванович появляется. Сияющий, радостный. Я к нему: «Владимир Иванович, надо скорее идти в ДК». Он отвечает: «Никуда не пойду. Сегодня праздник. Дочка родилась». Пошла я в ДК и оттуда вернулась с сотрудниками из «Гранита» и стали все отмечать рождение дочери. Тут же дали имя - Маша.

Е. Дом, который открыт для всех.

Дом на Конной улице всегда был открыт для всех, кому нужны были добрый совет и поддержка Владимира Ивановича. В любое время ему звонили и приходили. Его имя было уважаемо и обожаемо всеми моими знакомыми. Его знали в микрорайоне дома все жители, относясь к Владимиру Ивановичу самым сердечным образом.

2. Тарушкин В. Т.

Я познакомился с В. И. Зубовым в 1957 г., когда Зубов после работы в «Граните» вечером пришел к нам в гости на Васильевский остров. Мы засиделись допоздна (хотя ему нужно было ехать довольно далеко от нас на улицу Савушкина). Мы видели человека, на которого тяжелый физический недостаток (отсутствие зрения) не действовал. Он в беседе и общении с ним не чувствовался. Владимир Иванович заражал математическими идеями за сравнительно небольшой промежуток времени буквально всех вокруг. Люди, которые раньше, казалось бы, к математике имели малое отношение, вдруг начинали проявлять к ней живой интерес. Как выразились впоследствии в беседе со мной сотрудники «Гранита» В. Молоденский и Ю. Семенов про это время: «Он расшевелил всех». Это качество Владимира Ивановича я имел возможность наблюдать не один раз. Например, в начале 60-х годов на научной конференции «Гранита», попав в среду не университетскую (там были в основном выпускники военно-механического института), делая доклад и мастерски отвечая на вопросы, Владимир Иванович буквально загипнотизировал всю аудиторию. Интересен и тот факт, что некоторые положения его доклада мог в более простом (дискретном виде) проинтерпретировать бывший выпускник военно-механического института А. П. Вязовик. В Университете до 1985 г. моим руководителем был профессор В. С. Новоселов, но Владимир Иванович никогда не отказывал мне в консультациях, причем он обо мне и моих задачах всегда помнил и разбор моей деятельности (часто с критическими замечаниями) мог произвести в самых неожиданных местах. Когда я работал до 1969 г. на математико-механическом факультете, там часто господствовал принцип Монтеня: «Для меня достаточно немногих, для меня достаточно одного, для меня достаточно, если не будет и одного». Например, такой принцип разделялся на семинаре у Ю. В. Линника. Владимир Иванович повернул при основании факультета прикладной математики-процессов управления принцип Монтеня в обратную сторону: «Для меня необходимо участие многих, для меня неприемлемо участие одного, для меня невозможно, если не будет и одного». Если на математико-механическом факультете, как хорошо видно из воспоминаний моей сестры, главной наукой в 50-60-е годы была геометрия, и крайне мало открывалось новых кафедр, то после деятельности В.И.Зубова по созданию нового факультета там чаще стали открываться новые кафедры прикладного профиля. Владимир Иванович основал факультет, главным направлением деятельности которого стали динамические системы и дифференциальные уравнения, что является событием уникальным не только в России, но и во всем мире. Находясь в Университете более сорока лет, мне часто приходилось общаться с учениками Владимира Ивановича: В. Р. Петуховым, Н. Е. Кириным, А. Б. Ковригиным, Б. К. Кирпичниковым, В. С. Ермолиным, В. Ф. Кузютиным и другими. Зная этих людей много лет, работая вместе с ними по хоздоговорам, обсуждая планы занятий, я с интересом замечал, что они во многом похожи на Владимира Ивановича, деятельность которого, несомненно, составила целую эпоху в истории двух математических факультетов Университета и прикладной математики в целом.

<--previous | next-->